Неспособность опровергнуть основные аргументы обвинения, вынуждает сторону защиты по уголовному делу в отношении 9 участников «сунженской» бандгруппы использовать в качестве свидетелей близких друзей подсудимых, которые уже отсидели тюремный срок за совершение аналогичного рода преступлений.

Северо-Кавказский окружной военный суд в г. Ростове-на-Дону продолжает рассматривать материалы уголовного дела в отношении девятерых участников т.н. «сунженской бандгруппы» — Лечи Гадамаури, Асхаба Албакова, Зелимхана Амриева, Акромана Бузуртанова, Багаудина Опиева, Тимура Матиева, Илеза Торчхоева, Джохара Цечоева и Илеза Цечоева, обвиняемых в участи в НВФ и подготовке террористических актов.

Мы уже писали о том, какими способами адвокаты подсудимых выстраивают свою защиту. Однако, следующие обстоятельства удивляют еще более.

Речь идет о троих свидетелях защиты подсудимых братьев Цечоевых. Это братья Нальгиевы —  Илез, Аюп и Магомед.

По информации интернет ресурса «Розыск Ингушетия», близкого к правоохранительным кругам республики, Илез отбывал уже наказание за совершение преступления террористического характера, Магомед в 2015 году объявлялся в федеральный розыск за совершение в 2014 году преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ («Незаконный оборот наркотиков»), Аюп пытался сбежать из России и осесть в Норвегии для чего «потерял» там загранпаспорт, но был выдворен норвежскими полицейскими из страны. В целом вся эта конкретная семья Нальгиевых разными путями была все время связана с бандитскими террористическими группировками. Они укрывали у себя дома особо опасных преступников, помогали им тайно покидать страну и делать им поддельные документы.

Более того, подсудимые и свидетели состоят в родственной связи. О какой объективности можно говорить, когда подсудимых бандитов со стороны защиты оправдывают родственники, да еще и бывшие уголовники террористы.

Все это свидетельствует только об одном. Кроме родственников и друзей уголовников никто в республике не хочет и не будет их защищать. Потому что никто не сомневается в их виновности.

 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ