На очередном заседании Северо-Кавказского окружного военного суда в г. Ростове-на-Дону, где рассматривается уголовное дело в отношении 9 участников так называемой «сунженской» бандгруппы, допрошены новые свидетели защиты.

Напомним, что уже более полугода уголовное дело находится в суде. 9 участников и пособников незаконного вооруженного формирования («Вилаят Галгайче»), присягнувшего на верность МТО «Исламское государство»* подозреваются в подготовке террористических актов на территории регионов России. В ходе следствия по делу, по местам проживания подсудимых и специально оборудованных местах в лесистой и городской местности, т.н. схронах, было обнаружено большое количество средств поражения, автоматического оружия и боеприпасов, а также готовых СВУ (самодельные взрывные устройства). Многое из изъятого подсудимые выдали добровольно.

По словам знакомых и родственников подсудимых, выступающих на судебном процессе в качестве свидетелей, все девять подозреваемых являлись порядочными людьми, которым по непонятным причинам все «подкинули» силовики.  Кроме того, защита продолжает настаивать на том, что подсудимых «пытают» и таким образом «выбивают» признательные показания.

Очередное слушание, прошедшее вчера в здании суда в г. Ростове-на-Дону, прошло в таких же тонах. Одним из адвокатов особо было отмечено, что в допросах сотрудников ФСБ по уголовному делу усматриваются элементы заинтересованности, в то время как допросы «незаинтересованных» родственников, эмоционально дающих показания, им активно используются в защите.

На заседании адвокат Гандаур-Эги посчитал нужным озвучить перед судом ходатайство о допросе неких Мериева и Опиева, которые находятся в «неких» списках, изъятых у одного из подсудимых. Суд отклонил этот своеобразный «пиар ход» защиты, посчитав их допрос не существенным по отношению к материалам дела.

Напомним, что это не «некие» списки, как лукаво отмечает защита, а вполне конкретные вещественные доказательства, о которых адвокаты, по просьбам родственников тщетно умалчивали все это время. По этим записям, принадлежащим одному из подсудимых, проведены всевозможные экспертизы, которые доказали собственноручность их написания. Эти вещдоки неопровержимы. Именно поэтому во время их рассмотрения в зале суда, ни один представитель защиты не сказал ни слова. Мириевых и Опиевых в республике много, кого именно привел и привел ли вообще Гандаур-Эги непонятно. В том «расстрельном» списке находятся фамилии сотрудников правоохранительных органов, которые пока вряд ли знают об этом.

Одно то, что защита озвучила таким образом свою позицию по списку, свидетельствует о том, что это важное для них обстоятельство. А важно оно именно родственникам, которые все предпримут для своего оправдания перед жителями Ингушетии. Робкая попытка допроса людей, которые якобы в этом списке, подтверждает это.

После того, как допросили очередного свидетеля защиты из числа знакомых подсудимого Опиева, женщину которая периодически занимала у него различные денежные суммы и «безусловно» будет его оправдывать, адвокат Зыкова заявила об отсутствии в деле достаточной доказательной базы.

По словам Зыковой, в деле отсутствуют боевые эпизоды или какие-либо покушения. Этой женщине, по все видимости, нужно чтоб от рук ее подзащитных погибли люди. Люди, проживающие в республике, ингуши. Наверное, мы для нее не люди. А доказательства.

Скептицизм ее слов в данном случае зашкаливает. В республике еще не зажили людские раны, полученные в результате нападения таких же «невиновных» на пост ДПС в районе с. Яндаре. Тогда от такого «боевого эпизода» погиб сотрудник ДПС и пятеро получили тяжелые ранения.

За все время существования террористического бандитизма в республике погибло много сотрудников полиции и рядовых ингушей, в том числе женщин и детей. Вспомним 2004 год, когда группа боевиков в Назрани устраивала зачистки мирного населения города, убивая всех, кто встретится на их пути. Память о тех событиях еще жива во многих ингушских семьях. Поэтому вести такую риторику как минимум неблагодарно по отношению к жителям республики и сотрудникам полиции.

Доказательная база для обывателя куда более чем достаточна. А слезы не освобождают преступников, имеющих целый арсенал вооружения, от ответственности. Совершил уголовное преступление — в тюрьму. Это закон.

* террористическая организация запрещена на территории России.

 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ