Ситуация с трудоустройством в Чечне и Ингушетии является тяжелой, однако в этих республиках отмечается высокий уровень неформальной занятости населения, заявили экономисты Михаил Чернышов и Наталья Зубаревич. Программы по трудоустройству в регионе фактически не работают, заметили жители Ингушетии.
Как сообщал «Кавказский узел», Ингушетия и Чечня лидируют в России по числу безработных. Самый высокий уровень безработицы зафиксирован по состоянию на 1 ноября в Ингушетии, где у каждого десятого нет работы.
Об этом сообщает источник «Кавказский узел».
В данных Росстата содержатся сведения о статистической безработице, которая в меньшей степени отражает состояние рынка и экономики, и в большей степени свидетельствует об освоении государственного бюджета и отдельных госпрограмм по поддержке занятости. Об этом корреспонденту «Кавказского узла» сообщил экономист, старший научный сотрудник Института проблем рынка РАН Михаил Чернышов.
«Нужно осторожно оценивать приведенные данные. Статистическая безработица не учитывает людей пенсионного возраста, но учитывает работоспособных, но не трудоустроенных. «Неприличная цифра», которую показывает исследование в Чечни и Ингушетии, связана прежде всего со скрытой занятостью и с «мертвыми душами» — людьми, которые были приписаны во время переписи населения. Людей же, которые стоят на бирже труда, традиционно немного — они получают пособие и переквалифицируются», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» Чернышов.
Республики Северного Кавказа мало нуждаются в низкоквалифицированном персонале, однако в регионах «наблюдается колоссальная нехватка специалистов», также отметил экономист.
«Требуются обладатели технических профессий — прежде всего, технологи, их с руками отрывают. Это является следствием оттока профессионалов в более благополучные регионы. Люди в республиках СКФО не хотят работать за гроши условными грузчиками. Но с другой стороны они имеют возможность жить в большинстве случаев на пособие родственников», — сказал Чернышов.
Новые рабочие места в «легальной» экономике не создаются
Приведенные Минтрудом данные не отражают реальных показателей безработицы, уверена экономист, профессор географического факультета МГУ Наталья Зубаревич. Процент, указанный ведомством, напрямую зависит от объема субвенций на выплату пособий, обратила внимание экономист.
«Сколько выдали субвенций на выплату пособий, столько и зарегистрировали. Ингушетии деньги на выплату пособий давали всегда и много. Кстати, 10 процентов безработицы в Ингушетии — это мало, доходило и до 30 процентов», — рассказала корреспонденту «Кавказского узла» Зубаревич.
При этом в основном в Чечне и Ингушетии люди работают неофициально, не регистрируясь и не выплачивая налогов, подчеркнула экономист.
«Новые рабочие места за пределами бюджетных сфер, в легальной экономике, не создаются. Потому что за пределами бюджетной сферы легальной экономики нет. В регионах преобладает неформальная занятость — то есть без выплаты налогов», — заявила Зубаревич.
В свою очередь представитель Минтруда Ингушетии Лейла Евлоева заявила о том, что «программы по трудоустройству на 2017 год реализованы, следующие программы предусмотрены уже на 2018 год».
Минтруд России планирует направить в 2018 году 500 млн рублей на дополнительные мероприятия, направленные на снижение напряженности на рынке труда в регионах СКФО, рассказала корреспонденту «Кавказского узла» Лейла Евлоева. По ее словам, «на Ингушетию планируется выделить 83 миллиона рублей».
Жители Ингушетии считают бесполезными программы по трудоустройству
Опрошенные корреспондентом «Кавказского узла» жители Ингушетии назвали ситуацию с трудоустройством в республике «очень тяжелой».
«Я работаю на себя, занимаюсь ремонтом и продажей телефонов. В республике сейчас действительно сложная ситуация как и с трудоустройством, так и с мелким предпринимательством. В службу занятости мне не приходилось обращаться, смысла в этом я не вижу», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» частный предприниматель Тимур.
Житель Сунженского района Ингушетии Жава рассказал, что он работает в Назрани. «Служба занятости раньше предлагала различные программы субсидирования, конкурсы, профессиональное обучение, в том числе водительские курсы, теперь ничего не субсидируют. Что касается бюджетной сферы, то там в последнее время много сокращений», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» житель Сунженского района Ингушетии.
Житель города Сунжа, Осман, заявил о том, что он «ныне является безработным». «Несколько лет назад через центр занятости населения реализовывались разные программы трудоустройства, например, были открыты швейные цеха в Сунженском, Назрановском, Малгобекском районах, в нескольких населенных пунктах. Каждый цех был рассчитан на 40-70 рабочих мест, со средней зарплатой 15-25 тысяч. Но затем почему-то все эти проекты закрылись, швей распустили по домам, цеха стоят», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» Осман.
Другой житель Ингушетии рассказал, что он «раньше работал в бюджетной организации и его сократили». «Мне сказали, чтобы я подал заявление в службу занятости, что там будут платить пособие 4900 рублей в месяц. На учет меня поставили, пособие я получаю. Попутно я подрабатываю в такси, перепродажами», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» житель Сунженского района Ингушетии.
Безработным гражданам «нужно открывать свое дело, а не искать работу в государственных организациях», считает директор Центра содействия малому бизнесу «Свое дело» Магомед Матиев.
«Вместо того чтобы обивать пороги бюджетных организациях на зарплату в 10-13 тысяч, мы помогаем людям открыть свое дело, не обязательно же в государственных структурах всем работать», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» Магомед Матиев. По его словам, Центр содействия малому бизнесу предлагает безработным жителям Ингушетии пройти курс «Свое дело».

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ