Старейшины одобрили соглашение между Ингушетией и Чечней

14

Соглашение между Чечней и Ингушетией об определении границ одобрено старейшинами двух республик. Поиск решения шел непросто. Кому-то в Ингушетии даже захотелось вывести малоинформированных людей на улицу. Им рассказывали, что Ингушетия якобы теряет до 10% территории.
Ингуши — народ героический. Вспомним хотя бы “Дикую дивизию”. А уж тут, когда пошел слух о потерях, многие искренне возмутились. Интересно, что этим любящим свою республику ингушам организаторы митинга даже не показали карту межевания административной границы. А ведь на ней видно, что в одном случае республики обменялись равными территориями, а во втором Ингушетия даже приросла — на 7000 гектаров — за счет Бамутского лесничества. И — самое главное — старейшинам с каждой стороны и тем, кто живут у новой границы, все понятно, и вопросов уже не возникает.
Лошади Адама Хациева из ингушского села Аршты славятся далеко за пределами республики. Ингуши из этих мест считаются лучшими коневодами едва ли не на всем Кавказе. А лошади Адама, которые пасутся на полях, знают жители всех близлежащих сел.
“Для меня здесь границ нет, я сегодня могу жить в Бамуте, если хочу, никто не запрещает. Не разделяли никогда ни чеченцев, ни ингушей”, — говорит Адам Хациев.
От ингушского Аршты до чеченского Бамута по прямой всего-то 7 километров. Веками люди здесь так и живут — ходят друг к другу в гости, общаются меду собой. Установление административных границ ничего не изменило ни в мироощущении, ни в ежедневном жизненном укладе соседей и родственников. Рассказывают старейшины из Бамута Сайхан Саламоев и Саид Хочукаев.
“Договор справедливый, объективный. Он не нарушает суверенитет ни одного гражданина, ни одного субъекта. Мы — один народ, вайнахи. Мы жили дружно, сталинскую репрессию вместе испытали, голод и холод. И у нас очень сильные родственные связи. Мы никакие претензии не имеем к ингушскому народу”, — отметили старейшины.
Старики в ингушском селе Аршты тоже часто собираются вместе, чтобы обсудить, что дает людям установленная административная граница. Послушать ингушских старейшин Малты Акиева и Умара Анриева приходит все село.
“Бамут — рядом. Там живут почти все наши люди, но все равно, чтобы проблем не было, между отцом и сыном граница должна быть”, — считают старейшины.
Вопрос об установления установлении административной границы между двумя субъектами назревал уж давно, ведь линия между республиками никогда официально не межевалась. Именно сейчас, когда во главе двух регионов оказались сильные лидеры, оба — Герои России, пользующиеся заслуженным авторитетом в глазах местных жителей, появилась возможность поставить точку в этом вопросе и не оставлять проблему будущим поколениям. Для обеих республик это — действительно исторический момент.
“Мы укрепляем свои братские отношения не на словах, а на деле, снимаем напряженность, которая периодически возрастала на границах, налаживаем добрые взаимоотношения в плане развития этих территорий. Вы видите. Здесь кругом лес, надо и крестьянско-фермерские хозяйства развивать и другие формы хозяйствования, в том числе личного подсобного хозяйства”, — отметил глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров.
“Надо было давно, если старейшин спросить, но не было решительности или решения, волевого решения тех или иных сторон, чтобы садиться и подписать”, — считает глава Чечни Рамзан Кадыров.
Установленная граница не затронула ни один населенный пункт, размежевание коснулось только угодий, лесов и реки. Вот как это выглядит на карте. На севере, в районе ингушского села Акиюрт, с обеих сторон в республике обменялись по 1890 гектаров, просто исторически именно на этих квадратах кто-то пас коров, а кто-то возделывал земли. Теперь эту традицию закрепили административно.
Один из самых уважаемых религиозных деятелей в Малгобекском районе Ингушетии — Имам Абу Хадаев — из села Аки-Юрт, поблизости от которого прошло размежевание по северным районам, показывает территории, по которым прошла линия.
“Мы на дроге стоим. Верхняя часть была Чеченской Республики, нижняя — Ингушетии. Чтобы выровнять эту границу, они просто поменялись этими двумя участками. 1890 гектаров, никакого сантиметра лишнего”, — пояснил Абу Хадаев.
На юге республики линия прошла от Цурилам по реке Фортанга. Ингушетия здесь даже выиграла, получив плюсом 7 тысяч 198 гектаров из Дамутского лесничества, которые переведены в лесничество Сунжинское.
Бамутское лесничество река Фортанга разрезает точно посередине. На левом берегу испокон веков жили ингуши, а на правом — чеченцы. Древнюю этнографическую традицию установления границы, по сути, просто закрепили. Граница прошла точно посередине реки, собственно, как это всегда и было.
Испокон веков местные жители знали, кто и где живет на этой земле. Цечу Ахкие — удаленный район в горах, по которому также прошла административная граница. Многочисленный род Цечоевых веками живет в этом недоступном районе Бамутского лесничества, на брегах реки Фортанга, воды которой их род считает священными. Саид показывает нам места, что стали землей обетованной для многих поколений Цечоевых. Здесь прошлое и настоящее древнего рода.
Да и как можно разделить историю древней реликвии, такие как вайнахские родовые башни?! Мастерство строительства башен в горах передавалось по наследству. А теперь и для чеченцев, и для ингушей они одинаково священны, как, впрочем, и все эти места, проникнутые легендами и горькими традициями.
Эти удивительные по красоте пейзажи не менялись веками, как ничего не поменялось и в жизни людей, которые живут на этой древней земле, как это делали их деды и прадеды и как будут делать дети, внуки и правнуки.
Районы вокруг селения Датых в Сунжинском районе Ингушетии в прошлом веке стали объектом внимания нефтяников. Ходили разговоры, что нефть уже точно просто так поделить не получится, но и здесь оказалось все просто.
Датыхское нефтяное месторождение было открыто в этих местах еще в прошлом веке, но уже в 30-е годы скважину законсервировали, нефть оказалась высокосернистой, и ее добыча была признана нерентабельной. Когда искали нефть, в окрестностях пробурили 19 скважин. По итогам установления административной границы три скважины оказались на территории Чеченской Республики, 16 — на территории Ингушетии. Впрочем, и это не имеет никакого значения — добывать нельзя из-за сопутствующего ядовитого газа.
В ингушском селе Аки-Юрт, недалеко от которого проходит теперь административная граница, старейшины собрались, чтобы обсудить важные нововведения. Раньше, до утвержденной линии, говорили старики, было много неудобств, на чьи деньги чистить лес, следить за пожарной безопасностью. Теперь все становится на свои места. Самый уважаемый житель села Али Кохаев пришел послушать односельчан, какие преимущества дает административная граница, потом высказался и сам: “Какая разница, что тут 100 гектар, что там 100 гектар, — поменяли, и все”.
“В экономическом плане каждый будет знать зону своей ответственности. И силовые структуры, и хозяйствующие субъекты будут иметь четкое ограничение границ, будут знать, кто за что отвечает”, — считает Халид Цечоев, глава селения Пседах.
Чеченские старейшины по другую сторону границы в селе Бамут в своем мнении тоже едины: конфликтов друг с другом они не допустят.
Пока не было административной границы между субъектами, линии пробовали чертить только между муниципальными районами. Но где именно соприкасались условно чеченские и условно ингушские земли, было не до конца понятно. И вот теперь предлагается эти административные границы обозначить и закрепить.
Важнейшее решение, которое было принято по результатам исследования комиссий, что работали от каждой из республик. В течение трех месяцев специалисты по разным вопросам прошли по всем участкам административной границы — полям, лесным угодьям, речным долинам. Обследовали каждый гектар, опрашивали жителей по обе стороны будущей линии и только потом согласовали.
“Старейшины, историки – умные и образованные люди — все работали и определили, вот так должна быть граница, создали комиссии, чтобы никогда нас не разделяли, не использовали”, — подчеркнул Рамзан Кадыров.
“Это для спокойствия, для людей. Они в любое время могут перейти эту речку, пойти к своим родственникам, хотя там тоже никто не живет в башенных комплексах, но они могут туда прийти, пофотографировать и посмотреть свои родовые башни и вернуться назад. На охоту сходить никто тоже не мешает”, — отметил Юнус-Бек Евкуров.
Главным в установлении административной границы стали интересы людей, а не механическое восполнение топографических пробелов, когда ни одна из республик ничего не потеряла, а вместе приобрели четкие правила на столетия вперед

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ