Границу Ингушетии и Чечни необходимо было официально определить еще при распаде СССР, что позволило бы избежать конфликтов на протяжении многих лет. Многие жители региона относятся к соглашению с пониманием, но есть и такие, кто выходит на акции. Однако разрешать такие споры нужно не на улице, а в диалоге, считают опрошенные ИА ТАСС эксперты и представители общественности.

“Это нужно было определить еще 26 лет назад, когда был указ о создании Ингушской республики, – рассказал ТАСС известный ингушский богослов Ахмед Пошев. – Но в тот период из-за того, что [cамопровозглашенная] Ичкерия заявила о выходе из российского государства, не было правового поля, чтобы Ингушетия могла рассматривать этот вопрос. <…> Сегодня наконец-то люди вздохнули – наконец-то граница определена”.

По его мнению, к происходящему относится с одобрением 80% населения Чечни и Ингушетии. “Если откладывать [решение вопроса о границе] на следующие годы, то могут быть провокации. Провокации на границе Чечни и Ингушетии уже бывали – перестрелки, инциденты на постах, гибель людей”, – уточнил Пошев.

Руководитель сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований Артур Атаев уверен, что если бы в 1992 году удалось найти способ и заключить соглашение о границах, то ситуация сейчас была бы разрешена гораздо легче. “Тогда это было в принципе невозможно. Но если бы нашли способ, и это было в юридической форме закреплено, вопрос был бы решен – уровень авторитета региональных властей был крайне высок”, – пояснил политолог.

Член правления Российской ассоциации политических консультантов Андрей Колядин добавил, что границы особенно нужны сейчас, когда на Кавказе установилась мирная жизнь – необходимо понимать, кому принадлежит земля, кто должен поддерживать на ней порядок и заниматься развитием.

“Мы живем в одной стране”

Известный спортсмен и ингушский общественный деятель Ваха Евлоев считает, что остро на решение властей отреагировали те, кто просто неверно понял ситуацию. “Надо для начала разобраться: у нас же нет границ, [в том смысле], как с сопредельными государствами. Любой человек может жить хоть в Грозном, хоть в Магасе – мы все живем на территории России. Вот это “не отдадим ни одного сантиметра земли” – кому не отдадим? Эта земля для всех жителей России есть и будет”, – пояснил он свою позицию.

Директор УФПС Республики Ингушетия Магомед-Башир Калиматов отметил, что определить границы формально необходимо для нормальной работы в регионах, при этом большой разницы в том, где она пройдет, он не видит. “У нас почта вообще живет макрорегионом – Северо-Кавказским – как единая семья. И более того: я знаю, что могу зайти по- приятельски в дирекцию почты хоть на Сахалине. А мы – близкие, родные люди все и с той стороны границы, и с этой”, – заявил он.

Помощник главы Ингушетии по вопросам религии Магомед Дзауров осудил тех, кто пытается использовать сложившуюся ситуацию в своих интересах.

“Есть те, кто хочет, чтобы депутаты, наши избранники народные, поклялись на Коране, что голосовали за или против утверждения соглашения. <…> Некоторые религиозные деятели кричат на митинге, подстрекают. А ислам – религия мира. Богословы должны успокаивать людей, объяснять им все посредством религии. Мы должны любить друг друга, ведь ненависть к брату-мусульмнину, негативное отношение – грех”, – сказал он корреспонденту ТАСС.

Причины недовольства

В четверг парламенты Ингушетии и Чечни утвердили соглашение между регионами о закреплении административной границы, которая не была четко установлена со времен распада Чечено-Ингушской АССР в 1991 году. На площади Согласия в центре Магаса, по данным МВД, 4 октября собрались около 2 тыс. человек, несанкционированная акция продолжается более суток.

По мнению экспертов, теми, кто вышел на акции, движут разные причины. “У одних – непонимание, другие действительно болеют за это душой, у третьих – свои интересы. Есть те, кто уверен, что-то неправильно происходит, другие сводят свои счеты”, – сказал ТАСС депутат Народного Собрания, председатель Совета тейпов при главе Ингушетии Иса Арчаков, рассуждая о недовольных решением жителях Ингушетии.

Председатель Общественной палаты, декан юридического факультета Ингушского государственного университета Мовлат-Гирей Дзагиев считает, что руководству республики стоило перед подписанием документа посоветоваться с жителями – это бы минимизировало недовольство.

Колядин в свою очередь указал, что даже если предназначенная на обмен территория не относится формально к населенному пункту, она может быть значима для людей. Например, для какого-то рода определенное место связано с памятью предков или только по единственной тропе можно отогнать скот на пастбище, и от нее зависит жизнь целого населенного пункта. Все эти вопросы, а также исторические документы и мнение экспертов необходимо учитывать при разработке документов.

Член орггруппы проходящей в Магасе несогласованной акции Анжела Матиева рассказала ТАСС, что раньше жители были уверены, что в республике “есть границы, которые устоялись”. “Мы знали, какой муниципалитет к кому относился. Эти старые границы нужно было оставить”, – сказала она, отметив, что часть жителей недовольна, что власти региона не провели референдум.

Между тем, как пояснили ТАСС в администрации главы республики, согласно закону, проведение референдума возможно по вопросу об изменении установленной территории или границы, но юридически ни территория, ни границы Республики Ингушетия ранее не были установлены.

Разъяснить и успокоить

Глава Совета тейпов Арчаков рассказал, что старейшины Ингушетии “всячески стараются успокоить молодежь, разъяснить”. Подобные акции, по его мнению, – не лучший способ решить вопрос, делать это нужно более цивилизованными методами.

Дзагиев уточнил, что, когда несколько дней назад жители республики просили власти не ратифицировать документ о границах, их недовольство могло повлиять на решение правительства. “[Сейчас] документ принят, и надо успокоиться и принять факт, как должное. Имели ли они право это делать – другой вопрос”, – считает он.

Кавказовед Атаев, наоборот, считает, что еще возможно решить проблему, посоветовавшись с жителями региона – как один из вариантов он предложил создать внутриингушскую согласительную комиссию, которая подключилась бы к работе по вопросу о границе.

Часть экспертов выразили уверенность, что происходящее – результат подстрекательства тех или иных общественных сил. “Всегда находятся люди, которым интереснее дестабилизация. Я думаю, есть умные, мудрые люди, многие наши общественные деятели сказали, что без границ субъект быть не может. Я думаю, люди разберутся и придут в себя – и мне, как ингушу, которому хочется стабильности в регионе, кажется, что мы к этому придем”, – уверен богослов Пошев.

Зарубежные провокаторы занимаются “спекуляциями” на ситуации, сложившейся вокруг соглашения о границе Чечни и Ингушетии. Это ведет к искусственному разжиганию недовольства, в частности, в социальных сетях, а в конечном итоге – идет во вред жителям обеих республик. Такое мнение высказал сенатор от Пермского края Андрей Климов.

“Мы знаем, что есть СМИ, в том числе американские иноагенты, которые на Кавказе вообще отдельно занимаются такого рода деятельностью <…> Есть большое количество злопыхателей, в том числе из дальнего зарубежья, которые с удовольствием используют такие темы в своей традиционной антироссийской деятельности. И думать, что эти соцсети захлебываются сами по себе – очень наивно”, – добавил сенатор.

Собеседник отметил, что в подобных ситуациях находятся люди, которым не нравится ни то, как было, ни то, как стало. При существующих обстоятельствах “спекуляции неизбежны”, однако, подчеркнул Климов, снять вопрос с определением границ было необходимо, хотя “многие просто не имели мужества подойти к этой проблеме”.

 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ